01:15 9 октября 2019 г.

Социализация собственности как тенденция экономического развития

Архив

В статье анализируются естественноисторические тенденции развития отношений собственности. Исследуются происходящие изменения в распределении прибавочного продукта. Делается вывод о становлении трудового содержания собственности как проявления процесса социализации собственности.

Информация для цитирования: Тарандо Е.Е. Социализация собственности как тенденция экономического развития // Проблемы современной экономики. 2011. № 2 (38). С. 55-58.

Проблема собственности была и остаётся одной из самых важных проблем экономической науки и практики. Будучи значимым фактором эффективности общественного производства и мощным стимулятором экономической деятельности, собственность организует хозяйственную систему, придавая ей особую качественную определённость. Однако, несмотря на обилие эмпирических и прикладных исследований, направленных на решение насущных проблем собственности, её теоретические аспекты, в частности, анализ основных направлений развития отношений собственности в современном мире, разработаны недостаточно.

В основе любой фундаментальной тенденции экономического развития лежит действие тех или иных социально-экономических законов, которые формируют её в сложившихся объективных условиях общественной жизни. Не являются исключением и отношения собственности. Закономерный характер функционирования и развития собственности признается многими экономистами. Так, например, Г. И. Черкасов пишет: «Как и любой другой феномен действительности, собственность не может не иметь законов своего функционирования и развития... без учёта этих законов невозможно ни глубоко познать, ни эффективно использовать собственнические отношения» [1].

В настоящее время известны три таких закона, которые образуют систему, построенную по принципу отрицания отрицания. Данные законы объясняют естественноисторическое движение отношений собственности их взаимосвязью с трудовым основанием.

Первым законом является закон тождества труда и собственности в условиях обособленного производства. Действие этого закона означает, что всякий индивидуум должен своим трудом создавать блага, которые удовлетворяют его потребности, либо непосредственно, либо опосредованно через обмен. Другими словами, суть закона состоит в том, что всякий продукт труда становится собственностью создавшего его субъекта.

Следующий закон – закон собственности на чужой труд в условиях общественного производства – предполагает отрицание закона тождества труда и собственности. Присвоение чужого труда в рамках данного закона осуществляется через куплю-продажу рабочей силы. Это закон собственности, предполагающий капиталистическое присвоение.

Отрицание второго закона означает возвращение к принципам реализации закона тождества труда и собственности, но с учётом тех положительных результатов, которые были получены на этапе, когда доминировал закон собственности на чужой труд. Третий закон – это закон собственности, основанной на совместном труде в условиях обобществлённого производства. Для становления данного закона необходимо, чтобы, во- первых, совершился переход производства от общественной стадии к обобществлённому этапу, во-вторых, появились новое социально-экономическое содержание и новая система форм собственности, заменившие систему форм собственности предыдущего этапа, которая стала неэффективной в новых условиях хозяйствования [2].

Современные социально-экономические системы предполагают действие закона собственности на чужой труд, который в настоящее время является доминирующим законом собственности. Это определяет дальнейшее развитие капиталистической собственности и капиталистических отношений, прежде всего, за счёт экспансии западного капитализма в хозяйственное пространство развивающихся стран.

В то же время, в развитых странах Запада капитализм находится на одной из высших ступеней своего развития. Это предполагает появление в системе его отношений элементов будущей социально-экономической системы. Возникновение таких элементов связано, прежде всего, с тем, что в новых условиях капиталистические формы хозяйствования начинают терять свою эффективность. При этом само понятие эффективности расширяется, так как происходит осознание того, что эффективность не может сводиться только к своему экономическому проявлению – максимизации прибыли, но также означает способность экономической системы обеспечивать достойный уровень жизни для всех слоёв общества. Последнее условие в современной экономической теории связывается с понятием социальной справедливости. При этом отмечается, что экономическая эффективность не только постоянно входит в противоречие с социальной справедливостью, но и остаётся основным ориентиром хозяйственной практики: «Вопрос об отношении к производству ради прибыли сохраняет краеугольное значение и продолжает быть коренным вопросом современного развития» [3].

Снижение эффективности капиталистических форм собственности связано, прежде всего, с повышением значимости человека как главной производительной силы. Современное производство предъявляет все более высокие требования к 55 работнику, который должен обладать большим трудовым потенциалом и выступать носителем качественно новой способности к труду. Следовательно, объективной предпосылкой развития общества выступает создание структуры потребления, которая обеспечила бы формирование особых социальных качеств у каждого члена общества. Такие качества должны обеспечить экономику высокообразованными и высококвалифицированными работниками, уровень подготовки которых соответствовал бы требованиям современного высокообобществленного производства.

В то же время, согласно принципам распределения, соответствующим капиталистической форме собственности, работник получает долю общественного продукта, равную стоимости его рабочей силы, которая достаточна лишь для простого воспроизводства трудового потенциала. Это является причиной распространения форм распределения, обеспечивающих получение работником доли общественного продукта, которая превышает стоимость его рабочей силы. Подобное явление корректирует и, в определённой мере, преодолевает капиталистический принцип распределения. Данный процесс представляет собой тенденцию к социализации собственности посредством восстановления трудовых принципов присвоения общественного продукта через изменение пропорций его распределения, которое предполагает «передачу части правомочий собственника и предпринимателя наёмному работнику» [4].

В настоящее время процесс социализации собственности происходит на двух основных уровнях – на уровне общества и предприятия. На общественном уровне социализация собственности реализуется через расширение предложения общественных благ. Среди свойств общественных благ можно выделить неисключаемость и несоперничество в потреблении. Неисключаемость общественных благ предполагает, что благо может присваиваться любым человеком, заинтересованным в его полезности, независимо от того, способен ли он оплатить его присвоение. Это означает, что в сфере движения общественных благ отсутствует механизм отчуждения индивидуума от присвоения. Можно утверждать, что сфера общественных благ является областью функционирования общественной собственности.

На современном этапе развития общества набор общественных благ, производимых государством, постоянно расширяется. К общественным благам относятся обеспечение всеобщего бесплатного образования и здравоохранения, реализация программ по поддержке различных социально уязвимых категорий населения, создание ресурсной базы для осуществления фундаментальных научных исследований, участие в формировании информационной инфраструктуры рынка, создание систем общественного транспорта и т. п.

При этом не все общественные блага в полной мере обладают вышеуказанными свойствами. Некоторые товары в экономике общественного сектора определяются как смешанные общественные или квазиобщественные блага. Кроме того, существуют традиционные общественные блага, которые называют чистыми благами. В теории общественных благ предполагается, что смешанные общественные блага могут быть объектом рыночного товарооборота, так как сфера их функционирования представляет собой арену конкурентной борьбы между частным и общественным секторами. Таким образом, с позиции экономики общественного сектора, ограниченность свойств общественных благ позволяет рыночным отношениям проникнуть в сферу их производства, хотя в каждом конкретном случае принцип социальной справедливости определяет целесообразность производства таких благ на рыночной основе.

Однако необходимо учитывать, что сфера смешанных общественных благ появилась не потому, что некоторые из них обладают теми или иными свойствами в ограниченной степени. Истинной причиной возникновения такого вида общественных благ является то, что данные блага изначально были частными, поэтому они могут принимать стоимостную форму и воспроизводиться в системе рыночных отношений. В этом случае такие блага оказываются доступными лишь тем группам населения, у которых есть возможность оплачивать их присвоение, поэтому их потребление становится привилегией указанных групп, тогда как большинство людей лишается возможности повышения своего человеческого потенциала.

Потребление общественных благ каждым членом общества определяется требованиями, предъявляемыми текущим уров- 56 нем экономического развития, который предполагает усиление значимости человека на производстве и необходимость повышения его квалификации. В связи с этим назревает потребность в изменении структуры индивидуального потребления каждого члена общества таким образом, чтобы в ней присутствовали блага, потребление которых формирует способность к труду, соответствующую требованиям современного высокотехнологичного производства. Можно утверждать, что не частный сектор осуществляет экспансию в сферу общественных благ, используя ограниченные возможности проявления свойств несоперничества и неисключаемости у некоторых общественных благ. Наоборот, сфера общественных благ расширяется за счёт включения туда товаров, которые ранее были частными благами. Это даёт основание рассматривать такие процессы как тенденцию к социализации собственности. Ограниченность проявления свойств квазиобщественных благ основана на том, что, несмотря на их востребованность в качестве общественных благ, они в процессе реализации не теряют способности принимать стоимостную форму. В данном случае, при решении практических задач оптимизации масштабов общественного сектора в условиях рыночной экономики необходимо учитывать то, какую роль играет рассматриваемое благо в обеспечении расширенного воспроизводства общества. Это позволит сделать вывод о том, насколько оправдана его коммерциализация.

На уровне предприятия социализация собственности осуществляется, прежде всего, через использование схем участия работников в прибыли предприятия и привлечения их к решению управленческих задач.

Изменение пропорций распределения общественного продукта в пользу работников происходит и в процессе реализации социальной политики на предприятии. Проведение данной политики означает, что часть доходов предприятия используется на предоставление определённого набора социальных благ его работникам, которым эти блага достаются бесплатно. Тем самым увеличивается доля общественного продукта, получаемая работниками. Это способствует преобразованию характера взаимодействия между работником и работодателем.

Неоднозначным является вопрос о роли акционерной собственности как направления социализации собственности. С точки зрения формы, акционерная собственность выступает как общая собственность, при которой «капитал...получает... непосредственную форму общественного капитала (капитала непосредственно ассоциированных индивидуумов) в противоположность частному, а его предприятия выступают как общественные предприятия в противоположность частным предприятиям» [5]. Однако её социально-экономическое содержание может быть различно.

В своём закрытом варианте, акционерная собственность в настоящее время может обеспечить достаточно эффективное объединение труда, собственности и управления. Речь идёт о появлении и все большем распространении предприятий, находящихся в собственности работников по системе ESOP Em ployee Stock Ownership Plan .Возникновение этой формы явилось реакцией на чрезмерную концентрацию собственности в руках достаточно узкого круга лиц, при которой, например, в США 5% населения владеет 90% собственностью страны, а 2% населения являются держателями 50% акционерного капитала [6]. В основе появления предприятий такого типа лежит то, что дальнейшее развитие производства, происходящее через все большее его обобществление, требует раскрытия и развития творческого потенциала работника, который не может быть реализован в условиях отчуждения труда, возникающего при его наёмном характере. Если предприятие находится в собственности трудового коллектива, то «рабочие и служащие этих предприятий получают дополнительную возможность существенно увеличить свои доходы за счёт получения прибыли от своей доли в собственности предприятия, а также дивидендов от своих акций» [7]. К середине 90-х гг. ХХ в. в США в полной или частичной собственности работников находилось свыше 11 тыс. предприятий с числом занятых более 12 млн чел [8].

Программа ESOP с точки зрения её разработчиков выступает средством формирования более эффективного собственника. Она, во многих случаях, позволяет избежать банкротства предприятия, давая возможность сохранить его как единое целое и избежать массовых увольнений. Интерес к этому виду собственности растёт, как в странах Европейского Союза, в частности Германии и Франции [9], так и в странах бывшего социалистического лагеря – Венгрии, Польше и Восточной Германии.

Собственность работников имеет несколько форм социально-экономической организации [10], но в основании любой из них лежит принцип соотнесения трудового вклада работника и получаемой им доли выпуска. Тем самым, данная форма собственности по своему социально-экономическому содержанию является трудовой, поэтому мы можем рассматривать её в качестве проявления тенденции к социализации собственности.

По-другому обстоит дело с акционерной собственностью в её открытом варианте. В этом случае величина дохода соотносится не с трудовым вкладом акционера в результаты деятельности предприятия, а с размерами вложенного капитала и величиной прибыли предприятия. Таким образом, социально-экономическое содержание такого типа акционерной собственности является капиталистическим, а сама она не только органично вписывается в систему форм собственности капиталистического общества, но и способствует его переходу на качественно новый уровень развития.

В качестве аргумента в пользу развития открытой акционерной собственности в направлении расширения её трудового содержания указывается тот факт, что в этом случае акционерами становятся работники, купившие акции своего предприятия. Следовательно, в полученных дивидендах содержится доля труда самого акционера, то есть работник присваивает часть произведённого им самим прибавочного продукта, поэтому можно считать, что содержание открытой акционерной собственности имеет, в большей степени, трудовой характер. В результате, эта форма собственности считается перспективным способом объединения работника и средств производства.

Однако опыт открытых акционерных обществ показывает, что большинство акций концентрируется не в руках работников. Можно утверждать, что лишь немногие работники владеют небольшой долей акций своего предприятия [11]. Если работники и решаются вложить в акции имеющиеся у них свободные средства, то, приступая к инвестированию, они ведут себя как владельцы капитала, пытаясь поместить его наиболее выгодным образом. Работники выбирают в качестве объекта инвестирования акции предприятия, на котором они работают, в том случае, когда могут получить от них на момент вложения наивысшие дивиденды по сравнению с другими предприятиями.

Кроме того, продукт современных акционерных обществ, представляющих собой наукоёмкие производства с высокой степенью обобществления труда, является результатом общественного, кооперированного труда многих работников. Именно результат совместного труда, а не продукт суммы единичных работников, отчуждается от трудового коллектива. Между акционерами делится прибавочная стоимость, созданная совместно. Следовательно, трудовой вклад работника не зависит от размера дивидендов по имеющимся у него акциям. Разделить дивиденд, получаемый работником, на собственный прибавочный продукт и чужой неоплаченный труд практически и теоретически невозможно, так как принцип распределения по капиталу, реализуемый в таких акционерных обществах, не предполагает учёт трудового вклада акционеров в производство: «В акционерных обществах функция отделена от собственности на капитал, следовательно, и труд совершенно отделен от собственности на средства производства и прибавочный труд» [12]. Кроме того, дивиденды по акциям формируются из средств, невыплаченных работникам, то есть за счёт удержаний из их заработной платы. Следовательно, организация производства на основе акционерной собственности работников не может решить проблему преодоления недостатков наёмного характера труда.

В результате, в рамках данной формы собственности стали внедряться различные способы участия работников в управлении предприятием и его прибыли, призванные, в определённой мере, преодолеть разрыв, с одной стороны, между трудом и управлением, с другой стороны, между трудом и собственностью. Все эти меры носят вынужденный характер, так как повышение эффективности труда, от которой, в первую очередь, зависит прибыльность производства, осуществляется не только через модернизацию средств производства, но и через совершенствование мотивации труда. Основной целью внедрения указанных форм организации труда и распределения произведённого продукта является стимулирование работника к более интенсивному и качественному труду, а не повышение уровня его дохода.

Задействованные в принятиях решений по вопросам условий и гигиены труда, усиления трудовой дисциплины и прочих второстепенных по отношению к распределению прибыли и управлению предприятием проблем, работники, тем не менее, не допускаются к участию в выполнении стратегически важных для существования и развития предприятия функций управления. В частности, они не привлекаются к решению проблем организации труда, а их участие в прибыли носит ограниченный характер. Так, например, в компании «Проктер энд Гэмбл» разработана и внедрена достаточно эффективная на сегодняшний день система участия работников в управлении и собственности компании, но, как заметил один из ведущих управляющих, «мы используем этот подход отнюдь не из альтруистических соображений» [13]. Автор поддерживает мнение, высказанное А. А. Ахвледиани и А. М. Ковалёвым, которые утверждают, что «обобществление собственности на Западе осуществляется в интересах улучшения условий приложения капитала, поддержания наиболее эффективного функционирования предприятий» [14].

Кроме того, акционерная собственность как форма общественного капитала, являющегося капиталом непосредственно ассоциированных индивидуумов, имеет свою специфическую особенность, связанную с отделением функции управления от функции собственности. Это явление основано на том, что функция владения в виде контроля за финансовыми потоками предприятия и надзора за руководителями осуществляется собственником, в то время как задачи управления как способ реализации фактической экономической власти передаются группе управляющих, обеспечивающих своей деятельностью повседневную работу предприятия. При этом в качестве собственника могут выступать разные субъекты, в том числе, и общество в целом. В этом случае собственность становится социализированной.

Тем не менее, данная форма не исключает противоречия, присущего акционерной собственности, состоящего в том, что в процессе принятия решений управляющие «руководствуются преимущественно не интересами корпорации или общества, а своими личными интересами... это не означает, что управляющие всегда действуют против интересов корпораций, но в тех случаях, когда жизнь ставит перед ними проблему выбора между интересами корпорации и личными интересами, они, естественно, подчиняются личному интересу» [15]. Это требует внедрения механизмов реализации интересов собственника в процедуры принятия управленческих решений. Это сложная задача, но она постепенно решается, прежде всего, с помощью создания систем управления высшим управленческим звеном [16].

Возникает вопрос, какие изменения в отношениях собственности произойдут в результате социализации собственности как естественноисторической тенденции её развития? Смысл социализации собственности предопределяет становление трудовой её формы, которая может иметь частный или общественный характер. Трудовая частная собственность исторически появилась в виде мелкого товарного производства, которое характеризуется использованием товарных отношений, применением простых средств производства и низким уровнем развития общественного разделения труда. Как показал К. Маркс, законы развития товарных отношений предопределяют становление капиталистического производства, основанного на нетрудовой собственности. Таким образом, переход к нетрудовой собственности противоречит объективным тенденциям социально-экономического развития. В настоящее время, в условиях развитого разделения труда трудовая частная собственность реализуется в виде ассоциированной, или долевой, собственности работников в рамках системы ESO P . Однако данная форма уже показала своюнеспособность занять доминирующее положение в структуре собственности. Она оказалась жизнеспособной лишь на мелких и средних предприятиях, так как в крупных фирмах происходит отделение функции управления от труда, которое, в итоге, ведёт к воспроизводству капиталистических отношений [17].

Следовательно, развитие общественного характера труда исключает становление трудовой частной собственности в качестве доминирующей в обществе формы собственности. Возникает вопрос, возможен ли переход к многоукладной экономике, базирующейся на сочетании частной трудовой собственности и элементов ее общественной формы?

Современное производство основано на использовании высокотехнологичных средств производства, которые прямо

или опосредованно являются результатом труда всего общества. Если индивидуум или трудовой коллектив отчуждает общественные средства производства в свою пользу, то и общество, наоборот, отчуждает у индивидуума или коллектива общественные производительные силы. Как следствие, функционирование трудовой частной собственности в современных условиях затрудняет использование общественной силы труда и производства, которые не могут присваиваться отдельным работником или обособленным коллективом работников как субъектами обособленного труда и обособленной частной собственности.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что необходимо, во-первых, совместное присвоение средств производства, созданных коллективными усилиями всего общества, и, во-вторых, общественное присвоение продукта, которое развивается на основе процессов соединения труда, собственности и управления. Под общественным присвоением иногда понимается присвоение средств производства и продукта труда, которое осуществляется обществом как неким отдельным от каждого человека социальным образованием. Автор предполагает, что присвоение средств производства на основе ассоциированного труда опирается и дополняется индивидуальным присвоением предметов потребления каждым членом общества в соответствии с потребительной силой труда, так как общественная форма собственности на средства производства реализуется именно как собственность каждого члена общества.

 

[1]Черкасов Г.И. Общая теория собственности. – М., 2003. – С. 29.

[2]О законах развития собственности см.: Афанасенко И.Д. История русской цивилизации. Кн. 2. Россия в потоке времени. История предпринимательства. – СПб., 2007; Тарандо Е.Е. Труд и собственность: диалектика развития. – СПб., 2003; Тарандо Е.Е. Собственность: основы трудовой теории. – СПб., 2005.

[3]П Губанов С.С. Неоиндустриализация плюс вертикальная интеграция (о формуле развития России) // Экономист. – 2008. – № 9. – С. 7.

[4]Экономика переходного периода / Под ред. В.В. Радаева, А.В. Бузгалина. – М., 1995. – С. 115.

[5]Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 25. – Ч. 1. – С. 479.

[6]Kelso L.O., Kelso P.H. Democracy and Economic Power: extending the ESOP revolution through binary economic. San Francisco, 1991. P. 127, 16.

[7]Борисов А.Ф., Ельмеев В.Я. Работник и его собственность // Вестник СПбГУ. Сер. 6. Вып. 3 (№ 20). С. 58.

[8]Собственность работников в России: Неразрешимая проблема или упускаемая возможность? – М., 1996. – С. 1.

[9]Например: во Франции порядка 25% денационализируемых предприятий малого и среднего бизнеса переходят в собственность работников (Beaulac A. L'ingenierie financiеre et fiscal de rachat d'une enterprise par ses salaries. Paris, 1989. P 72).

[10]См.: Борисов А.Ф. Личность работника и его собственность. – СПб., 1995.

[11]В этом отношении показателен расчёт, проделанный американским консультантом Госкомимущества РФ Дж. Блази на основе исследования двух приватизированных предприятий, согласно которому только с мая 1994 г. по май 1995 г. администрацией было скуплено около 23 % принадлежавших работникам акций (Собственность работников в России: Неразрешимая проблема или упускаемая возможность? – М., 1996. – С. 6).

[12]Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25. Ч. 1. С. 480.

[13]Симмонс Д., Мэрс В. Как стать собственником. – М., 1997. – C. 25.

[14]Ахвледиани А.А., Ковалев А.М. Собственность. Власть. Политика. – М., 1996. – С. 23.

[15]Лоскутов В.И. Противоречия современной акционерной собственности и основное условие их преодоления // Общество. Среда. Развитие. – 2009. – № 4. – С. 5.

[16]Там же. – С. 8.

[17]Так, например, при исследовании Мондрагонской кооперативной корпорации (Испания) было выявлено, что существует фактическая эксплуатация рабочих-собственников разрастающимся бюрократическим аппаратом кооперативной организации (Собственность работников в России: Неразрешимая проблема или упускаемая возможность? – М., 1996. – С. 3).